Мемуары

На приём к духовенству

Знаете, что было самым тяжелым в работе привратника? Как посмотришь на пару сотен людей с различными болячками и проблемами, так сердце кровью обливается. А единовременно всем помочь уж никак нельзя.

Между прочим очередь имела педагогическое воздействие на людей. Одно дело, когда ты один или с семьей переживаешь свою личную трагедию, другое — находишься в обществе себе подобных.

Один случай мне запомнился особенно сильно. Он наглядно показывает перерождение внутреннего человека.

Приехала на приём к батюшке Георгию семейная пара. Она — тяжелобольная онкобольная на предпоследней стадии, он — типичный представитель предпринимателей девяностых, разве что без малинового пиджака.

С самых первых минут он пытался показать мне, что перед ним не раз открывались все двери, моментально решались все вопросы.

Вальяжно войдя в ворота монастыря, он поведал, что привёз на приём к отцу Георгию больную жену, времени у него в обрез, ждать некогда, так как он известный человек в определенных кругах, мне же будет лучше, если я его пропущу без очереди.

Пожав плечами, я указал на полторы сотни человек, стоящих у ворот, и спросил, что мне делать с ними. Видя мою непонятливость, он протянул мне купюру. Я вежливо отказался. Стоящие вблизи люди немного напрялись. (А что так можно было?) Мужчина, повысив голос, начал скандалить.

Очередь, не стерпев такого поворота событий, оттеснила его за ворота. Уже там приезжему объяснили по чём овес. Нет, не били, просто рассказали о своих мотивах попасть на приём.

Примерно через час этот человек подошел ко мне снова. Извинился, рассказал про больную супругу, начал спрашивать о способах скорейшего прохода сквозь разъяренную толпу.

Я объяснил ему, что являюсь всего лишь привратником. Во многом очередь сама определяет кто пойдет следующим. Иногда мог выйти келейник и позвать конкретного человека, а эпизодически люди получали консультацию отца Георгия, когда он проходил от келии до храма.

Поняв, что со мной ловить нечего, этот мужчина начал вылавливать иеромонахов и келейника, но и они не смоги ничем помочь.

Прошла долгая неделя.

Наконец, дойдя до состояния смирения, этот человек еще раз подошел ко мне. Попросив прощения за свое поведение, он сообщил, что смысла ждать он больше не видит, супруге все хуже и жить в чужом городе на квартире она уже не может.

Я рассказал ему о батюшкиных словах, что нашим монастырем управляет Святой Дух и Пресвятая Богородица, посоветовал ему обратиться к Богу с молитвой.

Повернувшись к храму лицом, он начал в голос кричать сквозь слезы: «Господи, помоги мне попасть на приём к духовенству». Его голос становился все тише и тише, пока не стал шепотом. Став возле ворот, он ушел в молитву. Редко когда я сам так искренне молюсь, признаюсь честно.

Дальше произошли и вовсе необъяснимые вещи. Через полчаса из приёмной вышел келейник и объявил, что приём завершается, так как батюшка собирается на вечернюю службу. Народ разошелся кто-куда, только герой моего рассказа стоял у ворот и молился.

Прошел примерно час. Из приёмной выбежал келейник и с вопросом: «Где все? Зови людей быстро!» завел молящегося на приём, вместе с супругой.

Выйдя через полчаса, он не знал как меня и благодарить, но я отказывался принимать бдагодарность. Моей заслуги не было никакой, но случилось то, что и должно было случиться.

P. S. Через полтора месяца они приехали на повторный приём. Что стало с ними дальше, к сожалению, не знаю. Был переведён на новое послушание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.