Мемуары

Глаза боятся, а руки делают

Однажды холодным декабрьским вечером мы пытались согреться у печи. Пытались, потому что печка дымила как паровоз. Сергей, скрючившись в три погибели пытался веером протолкнуть дым в дымоход, но получалось это у него из рук вон плохо.

Жили мы тогда в маленькой комнатке 4*6 метра прямо на коровнике. Надышавшись дыма, иеромонах Савва не выдержал:

— Нет, Сереж, я так больше не могу. Давай сделаем себе новую печку. Ну или сделай что-нибудь, чтобы она не дымила.

— Ну ты, отец, и даешь, — в своей манере ответил Сергей. — Может мне еще для тебя новую келью построить?

— А что? Это мысль. Живем тут как сельди в банке. Выносите вещи в запарочную!

Запарочной называлась такая же комнатка 4*6 метра, в которой хранились медикаменты, витаминные добавки и стояла печь для запаривания пойла для коров. Здесь же готовилась молочная продукция.

Кое-как втиснув в нее четыре кровати, мы принялись за дело: тремя ударами кувалды сломали старую печь кельи и принялись разламывать одну из стен комнаты. Остальную работу перенесли на завтра.

Наутро, управившись со скотиной и отправив Сергея пасти, мы продолжили строительство. До сих пор у меня вызывает улыбку выражение: «Построить из говна и палок». Просто именно таким образом мы и строили. Несущими балками стены стали стропила старой фермы, обшивкой — разные деревянные обрезки, а наполнителем — смесь навоза, соломы и земли, которую мы брали прямо из база.

В качестве ноу-хау использовалась мелкая сетка-рабица, натянутая с внутренней стороны стены, для удержания цементной штукатурки. С окном и дверями помог наш столяр Владимир, он же был консультантом по кладке новой печи.

Строительные работы шли без отрыва от производства и закончились через две недели. Общая жилая площадь выросла в два раза. Новый тысяча девятьсот девяносто девятый год мы встречали в обновленной келье. Как мы смогли так быстро? Ума не приложу, но примерно в то же время братия стала строить по соседству две таких комнатки для пасечной мастерской. Несмотря на численное превосходство и лучшее финансирование закончили они только через два с половиной месяца.

Такие истории в монастыре были обыденностью. Залить вручную сто кубометров бетона? Пожалуйста! На ночь глядя пришла машина с ГПС или кирпичом? Да не проблема, сейчас за час раскидаем. Ночью обещают заморозки, срочно нужно гектар капусты срезать. Уже иду!

Никто не считал, что делает что-то сверхъестественное, все это было в порядке вещей. И батюшка Георгий, приводя нам это в пример, объяснял, что именно это состояние характеризуется как господин над трудом. Если бы мы начали тянуть кота за хвост или откладывали на потом, работа бы стала довлеть над нами и превратила бы нас в рабов труда.

Вот так у нас в монастыре глаза боялись, а руки делали!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.